русский | english
Главная Поиск e-mail

             Через свободу -
                      к процветанию!

Интервью

29 января 2010 

Россия без Путина. Возможен ли такой вариант?

Финам FM

ПРОНЬКО: 19 часов 5 минут в российской столице. Добрый вечер, дамы и господа, у микрофона Юрий Пронько. На радиостанции "Финам FM" ежедневная интерактивная программа "Реальное время". Сегодня у нас будет крайне интересная тема, крайне важная тема, и, я вам сразу могу сказать, очень интересный гость, которого вы все хорошо знаете. Но прежде чем расскажу о том, чем мы займемся в ближайшие 50 минут на волнах "Финам FM".

Очень коротко о двух своих статьях, которые я сегодня опубликовал в своей авторской колонке на сайте finam.fm. Первая называется: "К 2032 году жизнь будет лучше. Правда, наша Russia останется сырьевым придатком". О чем идет речь, коротко: сразу три западные структуры выдали экономические прогнозы на долгосрочные перспективы, это "Credit Suisse", "PricewaterhouseCoopers" и "Goldman Sachs", с разбежкой у кого-то десять, у кого-то двадцать, у кого-то двадцать два года, российская экономика через этот промежуток времени будет одним из лидеров мировой экономики. А "PricewaterhouseCoopers" еще дальше пошли, они сказали, что это будет первая экономика в Европе.

Но самое интересное, дамы и господа, все аналитики сходятся во мнении, что структура российской экономики не изменится. Валютные резервы, минимальная внешняя задолженность, близость к Китаю и гигантские сырьевые ресурсы – вот что будет, по всей видимости, по мнению западных аналитиков, модерировать российскую экономику.

Вторая статья еще интереснее, она называется так: "Миф, а может быть, и быль, о Путине, Суркове и либеральной оппозиции. Как Кремль испугался Чубайса". Я сохраню интригу, не буду с вами сейчас делиться, о чем статья, не буду говорить о выводах, к которым я пришел, но честно вам скажу, что я описываю одну историю, которая напрямую связана с нынешним премьером, с первым заместителем руководителя администрации президента Сурковым и либеральной оппозицией. Я не утверждаю, что это было, возможно, это такой апокриф, знаете, журналистам забрасывают разные мифы. Читайте, пишите, заходите, высказывайте свои мнения, все это на сайте finam.fm.

А теперь, собственно, о сегодняшней нашей программе, и я представлю гостя. Сегодняшняя наша программа звучит так: "Россия без Путина – возможен ли такой вариант?" И мой, и ваш собеседник в "Реальном времени" на "Финам FM" – премьер-министр России с 2000-го по 2004-ый годы, лидер Народно-демократического союза, автор книги "Без Путина", Михаил Касьянов.

Михаил Касьянов
Михаил Касьянов
Михаил Михайлович, рад вас видеть, добрый вечер.

КАСЬЯНОВ: Добрый вечер.

ПРОНЬКО: Спасибо огромное, что согласились прийти. 730-73-70 – номер нашего многоканального телефона, finam.fm – сайт в Интернете. Вы, дамы и господа, можете участвовать в нашем разговоре, либо дозваниваться, задавать свои вопросы господину Касьянову, либо высказывать свои мнения, либо пишите, что вам удобнее, то и делайте. Можно просто слушать, не обязательно звонить. Но если есть, что сказать или есть, о чем спросить, пользуйтесь этой возможностью.

Но прежде я хочу, с вашего позволения, запустить SMS-голосование со следующим вопросом. Мы этот вопрос вам задали на сайте finam.fm, вы голосовали минувшие сутки, я хочу посмотреть, будет ли корреляция между Интернетом, пользователями finam.fm, и непосредственно теми, кто слушает нашу программу. Так вот, я хочу у вас спросить: для России благоприятный вариант, на перспективу, в среднем, скажем так, если Владимир Путин уйдет из большой политики, то тогда на 5533 отправьте SMS-сообщение с буквой "а". То есть вы считаете, для России это благоприятный вариант на перспективу – реальный уход Владимира Путина из большой политики. 5533, SMS-сообщение с буквой "а". Остаться Владимиру Путину в большой политике – это лучше для России. 5533, SMS-сообщение с буквой "б". Голосование мы запустили, участвуйте.

Михаил Михайлович, я хочу начать наш разговор с той темы, которую поднял сегодня в своей статье. Хотя бы гипотетически, но лучше, конечно, практически, возможно объединение демократических сил в России?

КАСЬЯНОВ: Это вопрос, который существует много лет, и сегодня он вновь встает в полный рост, этот вопрос о необходимости. Я, безусловно, убежден, что это необходимо. Можно ли это? Думаю, что можно.

ПРОНЬКО: Или возможно.

КАСЬЯНОВ: Да, возможно ли это? Думаю, что возможно, хотя все те же самые проблемы, которые препятствовали объединению в прошлом, остались. Тем не менее, уверен, что осознание лидерами, активистами демократического фланга того, что от нас многое зависит. И зависит, прежде всего, от той части нашего общества, от тех граждан (а это примерно 25-30%), которые по-прежнему

Михаил Касьянов
Михаил Касьянов
верят и исповедуют демократические ценности и хотят чувствовать себя свободными людьми в независимом, свободном, уважаемом государстве. Что для этих людей необходимо, чтобы у них были те силы, которые называются политическими силами, которые отображали и защищали бы их интересы во всех уровнях власти.

И эти граждане, 25-30%, наказывали бы своим представителям в политических партиях, какой должен быть политический курс, чего бы они хотели достичь, включая экономическую составляющую. Какие должны быть налоги, какое должно отношение быть к предпринимательству и так далее. Не говоря уже о социальной составляющей, просто об обычном уважении гражданина.

ПРОНЬКО: Но как вам представляется, в чем причина, почему до сих пор, если мы говорим: 25-30%, то вы очень серьезная сила электоральная, почему люди, которые взяли на себя такую либеральную или демократическую миссию, не осознали, действительно, необходимость создания серьезной структуры, Михаил Михайлович, которая бы на равных, в том числе разговаривала с тем же ядром?

КАСЬЯНОВ: Вы знаете, создание структуры – это необязательная вещь. Может быть двадцать структур, главное, чтобы перед главным конституционным событием, что называется, выборами, эти двадцать организаций объединились в коалицию и работали по одной программе, и достигали одной и той же цели. Организационная часть здесь – не самое важное.

ПРОНЬКО: Но под выборы она необходима.

КАСЬЯНОВ: Под выборы необходимо создать коалицию, да – это совершенно однозначно. Но не происходило это, на мой взгляд, по одной простой причине: прежде всего, это давление власти, создание такой атмосферы и веры, в результате создания такой атмосферы, что ничего сделать нельзя, что клещи настолько сильны, и преследования наших активистов, и выбор между текущим благополучием, включая потенциальную утрату работы, или давление на детей и непосредственно на граждан, что между продолжением борьбы за свободу, многие выбирают первое. И поэтому ощущение, что все равно мы не добьемся нужного результата, конечно, присутствовало, и продолжает присутствовать.

Но сегодня, последние три, четыре, пять месяцев, по моим наблюдениям, из моего общения с гражданами, прежде всего это и бизнес сообщество, и творческая интеллигенция, и техническая интеллигенция – все в большей степени к ним в голову приходят такие выводы, что хватит уже терпеть это унижение, которое наращивается со стороны различных органов власти, различных властных структур.

ПРОНЬКО: Вы считаете, что критическая масса подходит к некоему знаменателю?

КАСЬЯНОВ: Не подходит.

Михаил Касьянов
Михаил Касьянов
ПРОНЬКО: Не подходит?

КАСЬЯНОВ: Этот процесс только начался, к сожалению. Но, смотря в самое ближайшее будущее, непосредственно, а в Конституции это будущее прописывается, не власть что-то придумывает, потому что власть вынуждена это делать, хотя бы формально, что выборы декабря 2011-го и марта 2012 годов – это шанс для людей, которые исповедуют смену власти, смену политического курса мирным способом.

А моя партия, Народно-демократический союз, именно к таким гражданам относится. Как раз это и есть тот период, когда такие шансы возникают, несмотря на то, что выборов нет, и последние октябрьские региональные выборы, и предшествующие выборы 2007-08 годов дали нам всем понять и сделать выводы, что института выборов в стране больше не существует.

Тем не менее, если демократические силы объединят свои усилия путем создания коалиции, и будут мощным единым фронтом демонстрировать свою приверженность борьбе и достижению конкретных целей, с конкретной программой, которая у многих наших партий существует, совершенно ясная и понятная программа, как строить рыночную экономику, как строить демократическое общество, как обеспечить уважение граждан. Тогда, если граждане, те 25-30%, поймут, что это серьезно, тогда этот зазор между фактически подтасованными, сманипулированными и сфальсифицированными результатами и реальным ощущением может быть разрыв 20-25%.

И этого уже скрыть нельзя. Поэтому это, конечно, даст такой всплеск общественного мнения, и это есть давление на власть общественным мнением. И власть уже не сможет с этим не считаться. Если она не будет считаться, то тогда она сама будет провоцировать то, что на Украине было названо "оранжевой революцией". Но думаю, что власть разумная, хотя жесткая, по той причине, что уже на протяжении многих лет этим занимается, манипулирует общественным мнением, пытается контролировать умы граждан, как это было в советские времена, тем не менее, видно, что приходит осознание, что долго так не протянешь. Поэтому все эти имитационные проекты по якобы демократизации общественно-политической жизни, конечно, они смотрятся смешно.

Михаил Касьянов
Михаил Касьянов
ПРОНЬКО: То есть, это слова?

КАСЬЯНОВ: Абсолютно слова, и то смешные вещи, не связанные с реальной либерализацией общественно-политической жизни. Но это сигналы того, что власть понимает, что в этом направлении нужно двигаться. И сам вброс в общественное обсуждение темы, которую я обозначил, как и в послании Медведева, и раньше было сказано, что давайте будем модернизировать, и возможна ли модернизация без изменения политической системы, я имею в виду либерализация политической системы, а именно исполнение Конституции в реальном понимании, а не так, как это сегодня делается. Конечно, вброс этой темы в обсуждение, включая кремлевских аналитиков, говорит о том, что во власти начинают об этом задумываться. Поэтому шансы изменить ситуацию к 2011-му, 2012 году у нас есть.

ПРОНЬКО: У России есть "Проблема-2012"?

КАСЬЯНОВ: "Проблема-2012" есть, поскольку, несмотря на всю предсказуемость, а я утверждаю, что Владимир Путин уже для себя принял решение, что он будет президентом…

ПРОНЬКО: То есть, вы считаете, что Владимир Путин пойдет на президентские выборы, и…

КАСЬЯНОВ: Но я не называю это "выборами", если эта система не будет изменена. Мы, конечно, будем эти два года давить на власть, чтобы система была изменена. Тогда, если будет что-то похожее на выборы, в них можно участвовать, для того, чтобы все-таки пытаться добиться признания мнения тех 25-30%.

ПРОНЬКО: Если такая возможность появится, Михаил Михайлович, вы пойдете на выборы?

КАСЬЯНОВ: Вы хотите меня загрузить всеми вопросами сразу.

Михаил Касьянов
Михаил Касьянов
ПРОНЬКО: Но потенциально вы рассматриваете такую?..

КАСЬЯНОВ: Перед своими соратниками по партии и теми, кто нас поддерживает, я уже эту тему сформулировал. В нынешней ситуации, при нынешних законах, при законах о политических партиях и нынешних законах о выборах, конечно, нет, потому что это вредно для будущего страны. Это означает имитировать, играть по правилам, в игру, которую делает власть, помогать людям, веря в то, что еще хоть какую-то легитимность имеем.

А нужно наоборот: продемонстрировать, что власть никакого отношения к выборам не имеет, нет никакой легитимности. Выборы прошлые не были выборами – эта власть не основана на волеизъявлении народа, так же, как это будет в 2011-м, 2012 году, если ничего не произойдет. Поэтому – категорически нет.

Но если будут изменения, и мы в нашей партии, в сестринских, соседских партиях, сочтем совместными рассуждениями и выводами, что да, это что-то близкое, можно все-таки, с натяжкой, назвать "выборами", тогда мы будем это рассматривать, все вместе, в нашей партии и в наших соседских партиях.

ПРОНЬКО: То есть вы допускаете такой вариант?

КАСЬЯНОВ: Абсолютно, если ситуация будет меняться.

ПРОНЬКО: При каких-то условиях?

КАСЬЯНОВ: Абсолютно, да.

ПРОНЬКО: Михаил Касьянов сегодня в "Реальном времени" на "Финам FM". Михаил Михайлович, вы, если я не ошибаюсь… Я прочитал вашу книгу "Без Путина", я вам честно скажу, обалдел от самого названия. По-моему, вы первый, кто позволил себе такую роскошь – утверждать. При этом вы говорите, что в 2012 году, скорее всего, Владимир Путин пойдет вновь…

КАСЬЯНОВ: Что он пойдет вновь, я утверждаю, но я не утверждаю, что ситуация может быть такой, что страна будет жить с Путиным еще шесть или двенадцать лет. Это совсем не факт.

ПРОНЬКО: То есть страна может не согласиться на это?

Михаил Касьянов
Михаил Касьянов
КАСЬЯНОВ: Ситуация может меняться.

ПРОНЬКО: Хорошо.

КАСЬЯНОВ: Вопреки желаниям Владимира Путина сегодняшнего дня. Это желание может поменяться, я не исключаю, но сегодня я это вижу по всему поведению всей власти, включая лично то, что я вижу с экрана телевизора, как идут рассуждения, и как объявляются эти вещи, у меня сомнений нет, что он сам для себя решил.

ПРОНЬКО: Но при этом нынешний президент России Дмитрий Медведев также не исключает возможность своего участия.

КАСЬЯНОВ: Да, но эти реплики или утверждения, в любую категорию эту информацию можно погружать, конечно, дают основания считать, что это несерьезное желание, несерьезные утверждения. Я думаю, что, на самом деле, реальных желаний, может быть, уже и нет.

ПРОНЬКО: Реальная власть сейчас у нынешнего премьера в России?

КАСЬЯНОВ: Главой вертикали, без сомнения, является и являлся Владимир Путин, как и прежде.

ПРОНЬКО: Вертикаль работает?

КАСЬЯНОВ: Вертикаль работает, как внутри чиновничества наверху, но чуть ниже – уже даже внутри чиновничества не работает. В стране, конечно, не работает, поэтому мы имеем все эти проблемы, поэтому мы имеем все катастрофы. Которые в прошлом году мы имели. Поэтому много что еще будет из-за того, что уже понятно – вертикаль не работает и работать не может. Вся модель, которая за последние пять лет была создана, я называю это "капитализм для друзей", "управляемая демократия", вся модель уже показала, что она не жизнеспособна. Сегодня спасает страну федеральный бюджет, и мнимую эту стабильность экономическую спасает цена на нефть и только, я это утверждаю.

ПРОНЬКО: То есть, так совпало, что называется, что конъюнктура мировых цен на нефть вновь нам благоприятствует?

Михаил Касьянов, Юрий Пронько
Михаил Касьянов, Юрий Пронько
КАСЬЯНОВ: Точно.

ПРОНЬКО: И это позволяет власти сдерживать процесс?

КАСЬЯНОВ: Только это.

ПРОНЬКО: Отлично. Мы сейчас прервемся на небольшую рекламную паузу. Еще раз напомню: экс-премьер России, Михаил Касьянов у нас сегодня в "Реальном времени". Пишите на finam.fm. После новостей середины часа, дамы и господа, давайте с вами так договоримся, на 730-73-70 вы будете дозваниваться, задавать интересующие вас вопросы, либо высказывать мнения.

Еще раз напомню: в этой получасовке, до новостей, вы еще голосуете. То есть у вас есть еще 10 минут. Мы вас спросили: для России благоприятный вариант на перспективу – уход из большой политики Владимира Путина? Тогда на 5533 отправьте SMS-сообщение с буквой "а". Остаться в большой политике – 5533, SMS-сообщение с буквой "б".

ПРОНЬКО: 19.23, в "Реальном времени" сегодня премьер-министр России с 2000-го по 2004 год, а ныне лидер Народно-демократического союза. Михаил Касьянов. finam.fm – сайт, после новостей, пожалуйста, к вашим услугам наш многоканальный телефон. Михаил Михайлович, вы мне сейчас за эфиром сказали, что лично Владимир Путин вам в свое время предложил стать председателем правительства Российской Федерации. Какие у вас взаимоотношения были с Путиным до его президентства? Насколько я понимаю, вы работали и при Борисе Николаевиче, когда Путин стал премьером, и после. Вы мне уже сказали: "Вы мне одномоментно задаете кучу вопросов, на которые мне надо отвечать". Но я хочу понять, что стало щелчком в 2004 году, когда вы поняли, что в этой команде вы не сможете работать?

КАСЬЯНОВ: В книге я это подробно описываю в форме диалога с Евгением Киселевым. Да, я это повторяю, что Владимир Путин лично мне сделал предложение, и, вопреки тому расхожему мнению, которое было запущено в пространство информационное, что якобы это было какое-то условие передачи власти от Бориса Николаевича – это не так. Я потом уже Бориса Николаевича спрашивал, были ли такие условия, и он мне также подтверждал, что абсолютно нет, никаких условий вообще у него не было.

ПРОНЬКО: То есть это было предложение Владимира Путина?

КАСЬЯНОВ: Да.

ПРОНЬКО: Его инициатива?

КАСЬЯНОВ: Это было предложение Владимира Путина, и мы уже работали на протяжении, как минимум, года вместе, поскольку он был директором ФСБ, я был министром финансов в предшествующем правительстве, и мы уже были автоматически членами одной команды. И, безусловно, особенно осенью, когда мне, как министру финансов, нужно было обеспечить принятие бюджета, а это очень важно было, это же после кризиса, и без бюджета было бы тяжело жить в 2000 год.

И Владимир Путин, несмотря на то, что у него проблемы в то время были, в основном его внимание было сконцентрировано на проблемах Северного Кавказа, и в преддверии выборов и думских, и президентских, но, тем не менее, пока он еще свежий премьер, молодой, с точки зрения понимания и работы в экономической сфере во главе правительства, тем не менее, он поддерживал те наши усилия. И пришел даже в Думу.

ПРОНЬКО: Он прислушивался к вашему мнению, в части финансов, в части экономики?

КАСЬЯНОВ: Конечно. И пришел в Думу, и выступал в Думе в поддержку того бюджета, и убедил депутатов, подержал наши усилия. И бюджет был принят в декабре месяце, то есть мы вошли в 2000-й финансовый год с первым, как я и мечтал, бездефицитным бюджетом. Поскольку, когда я стал министром финансов, я для себя оставил цель: что новая Россия впервые должна сделать бездефицитный бюджет. Мы сумели это сделать.

ПРОНЬКО: Вы вступаете в должность премьер-министра, три с половиной года получается, если календарно смотреть…

КАСЬЯНОВ: Без двух месяцев четыре.

ПРОНЬКО: Без двух месяцев четыре года работаете в команде, фактически, нового президента, второго президента, Владимира Путина. Что это была за работа? Вы понимали друг друга? Ведь президент и премьер – это две первые фигуры в стране, где все персонифицировано.

КАСЬЯНОВ: Опять-таки, Юрий, я могу сейчас пересказывать некоторые части книги, в книге все это подробно, важные события описаны, но безусловно, конечно, три с половиной года из четырех я чувствовал, что мы правильно делаем. Может быть, где-то недорабатываем, как всегда это бывает, но общий вектор, и много что было сделано позитивного в экономической сфере, в социальной сфере, больше в экономической сфере, поскольку в то время, по моим убеждениям, все правительство работало на то, чтобы создать экономический фундамент для решения в следующий период уже социальных проблем.

Мы запустили, помимо общеэкономических задач, которые мы решили, это и ликвидация всех задолженностей государства – все же забыли про это, что были многомесячные долги по пенсиям, зарплатам, перед военными, шахтеры на рельсах сидели, все эти предприятия были нерентабельны. За короткий срок нам удалось все эти проблемы решить, и пошло накопление, в том числе ресурсов, при ценах на нефть 16, 18, 22. После уже ухода моего цена стала 27-30. В конце февраля 2004 года, когда наше правительство было отправлено в отставку, цена на нефть была 25-27.

Поэтому в то время, все эти годы, бюджет был бездефицитный, и экономика вышла на рост с темпами 7% в год, и инфляция регулярно снижалась, и рост доходов населения был 12-14% в год, более чем на треть за четыре года доходы граждан выросли. Но последние полгода из четырех уже стали накапливаться противоречия.

ПРОНЬКО: Серьезные противоречия?

КАСЬЯНОВ: Противоречия…

ПРОНЬКО: Что сдетонировало ваш уход, по вашему мнению?

КАСЬЯНОВ: Противоречия стали накапливаться, как в общественно-политической, в бизнес-сфере, так и в работе экономической. Прежде всего, конечно, это давление на бизнес, это арест Лебедева, арест Ходорковского, помните, может быть, это были публичные уже противоречия. Были противоречия по отношению к реформе газового сектора, неразрешение или препятствование реформе газового сектора, включая "Газпром", как важный элемент газового сектора страны. Несколько раз мы пытались провести реформу, она уже была практически готова. Реформу газового сектора президент Путин практически запретил.

ПРОНЬКО: В итоге мы получили тот "Газпром", который сейчас мы имеем?

КАСЬЯНОВ: Более того, это стал худший "Газпром", чем он был. В то время мы же заставляли "Газпром" продавать непрофильные активы, а сейчас это стало нормой жизни. И мы видим, что доходы от таких цен на газ, и те заимствования, которые были сделаны "Газпромом" на протяжении последних лет, они не пошли в реальный сектор, они не пошли в инвестирование, в добычу, в разработку новых месторождений.

ПРОНЬКО: После своего ухода вы с Путиным общались?

КАСЬЯНОВ: Общался, до конца 2004 года.

ПРОНЬКО: То есть это были нормальные отношения, вы могли звонить, приезжать и общаться с ним?

КАСЬЯНОВ: Мы регулярно встречались. Более того, я высказывал свои рекомендации по тем или иным вопросам. Были обсуждения, в том числе, предложений о создании банка межгосударственного, который бы работал на увеличение взаимодействия в экономической сфере между Европейским союзом и Россией.

Но потом, после бесланских событий и соответствующей реакции и инициатив Владимира Путина, инициатив президента, а эти инициативы я теперь называю, или с того момента я стал называть, поскольку для меня было шоковой вещью – антиконституционные реформы по сжиманию всего общественно-политического пространства, по выстраиванию тех запретов и барьеров для вхождения людей в общественно-политическую жизнь. Вся перестройка системы выборов в отрицательную сторону, которая не позволяет гражданам верить в то, что выборы – это выборы. И конечно, после этого, уже в ноябре у нас был разговор о прекращении взаимодействия, в декабре я уже сказал, что…

ПРОНЬКО: Вы – человек, который проработал 25 лет на государственной службе, приняли решение уйти в оппозицию. Это сложное решение?

КАСЬЯНОВ: Я принял решение уйти в оппозицию, именно исходя из тех событий, которые происходили в 2004 году. Я, после ухода из правительства в начале 2004 года, не собирался идти в политику, я занялся бизнесом в консалтинговой и инвестиционной сфере, но то, что я только что вам пояснил, в конце 2004 года я уже не мог с этим мириться.

Поскольку эти трансформации глобальны, в моем понимании, и с учетом того, что я был премьер-министром, и знаю, что в стране происходит, и чувствую, может быть, в силу своей информированности, лучше, чем другие наши сограждане, я почувствовал, что это моя ответственность перед гражданами – давать возможность им получать альтернативную информацию, другое мнение о том, что происходит. И я решил идти в политику, хотя это и не было запланированным моим желанием.

ПРОНЬКО: Мы сейчас прервемся на новости середины часа. В "Реальном времени" Михаил Касьянов. После новостей – 730-73-70, пока идут новости, пишите на finam.fm. И последний раз объявлю голосование, которое мы проводим, у вас еще пара минут есть: по вашему мнению, для России более благоприятный вариант если Владимир Путин уйдет из большой политики, то на 5533 отправьте SMS-сообщение с буквой "а". Лучше, чтобы он остался в большой политике – 5533, SMS-сообщение с буквой "б". После новостей подведем итоги.

(Реклама) (Новости)

ПРОНЬКО: 19 часов и 35 минут в российской столице, это "Финам FM", программа "Реальное время". Меня зовут Юрий Пронько, и сегодня на мои и ваши вопросы в реальном времени отвечает экс-премьер-министр России, лидер Народно-демократического союза, автор книги "Без Путина", Михаил Касьянов.

730-73-70 – телефон, finam.fm – сайт, пожалуйста, все средства коммуникации, дамы и господа, к вашим услугам.

Михаил Михайлович, я вас не могу не спросить, так почему же все-таки "Без Путина"? Вот так жестко?

КАСЬЯНОВ: Это просто, это не жестко. А просто заключается в том, что Российская Федерация жила без Путина долгое время, уже живет с ним долгое время, многие живут и в наше время без Путина, и в недалеком будущем, уверен, что и вся страна будет продолжать жить без Владимира Путина.

ПРОНЬКО: Но в стране всегда присутствует такое мнение, такой вопрос – а кем, собственно, заменить? Я часто слышу это, мне говорят: "Назови пару-тройку людей, которые могут подхватить ту власть, ту вертикаль, которая создана", то есть не подразумевается, что ее надо ломать, подразумевается, что надо власть держать. И, соответственно, люди говорят, что нет альтернативы, нет.

КАСЬЯНОВ: Я думаю, что это как раз ваши друзья, как вы их называете, из "Единой России", видимо так рассуждают. Вертикаль надо ломать.

ПРОНЬКО: Ломать?

КАСЬЯНОВ: Это однозначно да, безусловно.

ПРОНЬКО: А страну не потеряем?

КАСЬЯНОВ: Ломать вертикаль – это означает, и соблюдать Конституцию. Как только мы начнем соблюдать Конституцию, то вертикаль автоматически развалится, и все люди, которые называют себя главными в нашей стране, члены "Единой России", они разбегутся по своим углам, большинству из них будет стыдно, что они были в этом кооперативе. "Единая Россия" – это никакая не политическая партия, люди объединены одним – они чиновники, и они боятся утратить свои места, и желают еще иметь продвижение. Это некая мотивация, схожая с той, что была в Коммунистической партии.

ПРОНЬКО: Но разрушение "Единой России" возможно только при уходе Путина!

КАСЬЯНОВ: Да.

ПРОНЬКО: То есть, если он отойдет в сторону... да, я своим друзьям из "ЕдРо" так и говорю: "Вы люди без лица, к моему великому сожалению, потому что, если Владимир Путин отходит от вас хоть на полшага, то от "Единой России" ничего не остается". Хорошо, Михаил Михайлович, вы считаете, он может отойти реально? Вы его знаете.

КАСЬЯНОВ: Почему нет?

ПРОНЬКО: Пять лет с ним работали.

КАСЬЯНОВ: Нужно такое создать общественное мнение, с которым нельзя было бы не считаться. И в этом случае, конечно, это можно.

ПРОНЬКО: А все социологические исследования говорят о том, что у него гигантские рейтинги, гигантская популярность.

КАСЬЯНОВ: Вы вопрос формулируете – лучше ли стране без Путина? Не нужно, чтобы Путин уходил из политики, если он хочет оставаться в политике, пусть остается в политике, но должна быть свобода, свобода политической деятельности, свободная регистрация, свободное участие партий в выборах и свободные выборы. Если это есть, то на здоровье. Если Владимир Путин будет избран вновь в президенты по этой системе, он, во-первых, будет другим, политика будет другой, этой вертикали не будет, и все будут понимать, что это уже другая ситуация.

По-прежнему, будут недовольные, в силу уже исторического фактора и тех событий, решений, которые были приняты за этот период времени, многие просто не простят этого. Но ситуация будет иной. И поэтому нельзя настаивать на том, что Путин должен уйти из большой политики, он может оставаться в большой политике. Но правила присутствия в большой политике должны быть такими, как записано в Конституции, должна быть полная политическая конкуренция.

ПРОНЬКО: То есть закон должен соблюдаться всеми – и простыми и сложными гражданами России.

КАСЬЯНОВ: Сегодня законы такие... Да, часть из них хорошие, но они не применяются должным образом, а часть законов – просто никчемная. Но мы все их должны соблюдать, понятно, что они – законы. Но в Конституции принципиальных изменений нет, кроме сроков по двум выборным органам.

ПРОНЬКО: Смотрите, Михаил Михайлович, а власть, по вашему мнению, понимает... ведь с властью они получили гигантскую ответственность, то есть, фактически, монополизировав ее. Шаг вправо, шаг влево будет означать именно удар по ним самим. Самый яркий такой пример – Госдума перекладывает транспортный налог на региональные парламенты. Там же тоже "Единая Россия" де-факто везде.

Я разговаривал со своими друзьями из "ЕдРо", я говорю: "Вы понимаете вообще, что вы делаете? Мало того, что вы губернаторов подставляете, вы еще и свою "Единую Россию" подставляете". Другого варианта не было. Я хочу понять, что станет щелчком, когда власть, действительно, осознает, что она обязана отчитываться перед народом?

КАСЬЯНОВ: Нет, этого власть не осознает.

ПРОНЬКО: Не осознает?

КАСЬЯНОВ: В том виде, как она есть, не осознает никогда.

ПРОНЬКО: То есть не стоит даже заблуждаться по этому поводу?

КАСЬЯНОВ: Нет. Она может не осознать, а начать исполнять Конституцию, только если будет сильное общественное давление, когда власть поймет, что граждане уже не собираются подчиняться. Или нужно будет уже закручивать гайки вплоть до сильного, неприемлемого закручивания, и тогда коллапс страны будет в очевидной перспективе, и судьба уже даже самих правителей будет вызывать вопросы. Но сегодня ситуация еще исправима, исправима таким образом, что общественное мнение должно заставить эту власть осознать такие совсем мрачные перспективы, и начать исполнять Конституцию.

ПРОНЬКО: Но расхоже мнение, что население в России индифферентно по отношению к политике, и, как пример, мне говорят о том, что "ты посмотри на последние октябрьские выборы, ты же видишь, сколько пришло, из десяти москвичей – восемь не пришли, пришли только двое".

КАСЬЯНОВ: Вы такой вопрос задаете, такие аргументы призываете в поддержку...

ПРОНЬКО: Михаил Михайлович, но сидят же в этой самой студии люди...

КАСЬЯНОВ: Но эта установка не работает. Люди вынуждены тогда, они в это не верят. Вы же сами в своей статье пишите, что, когда вы выходите, выпиваете немножечко, и в легком опьянении они говорят: "Да, мы вынуждены себя так вести". Это все имитация.

Я тоже знаю людей из "ЕдРо", им тоже неприятно, они вынуждены это имитировать, и у них с каждым годом все больше и больше настроение плохое по жизни, им хочется как-то оттуда выскочить. Но система такая, что потеряешь свой бизнес, потеряешь социальный статус, и они уже не видят выхода из этой ситуации. И я говорю и о них тоже (когда о серьезном, жестком общественном мнении), что эти люди, в своем большинстве находящиеся сегодня в "Единой", "Справедливой России"...

Коммунисты – это отдельная история, тоже сегодня манипулируемая партия, но с другими установками. Они все поймут, что слушать это, наверное, лучше, почему внутри даже "Единой России" идет настоящее, так сказать, желание сделать шаги по демократизации политсистемы более значимыми.

ПРОНЬКО: Вы допускаете, что к 2011 году "Единая Россия" может расколоться?

КАСЬЯНОВ: Нет, "Единая Россия" не может никуда расколоться, поскольку есть установки, и они никуда не могут расколоться.

ПРОНЬКО: То есть это жесткая структура?

КАСЬЯНОВ: Конечно, люди какие-то просто могут уйти оттуда, но там они не объединены какими-то политическими установками, и нет никакого организационного начала. Они все боятся. Боятся утратить свои позиции, боятся попасть под каток, скажем, расплаты за их непослушание или предательство корпоративным интересам, которые они обязались исполнять. Поэтому они уже не принадлежат себе, люди, в своем значительном количестве просто вынуждены пресмыкаться, и свое "я" затыкать вглубь.

ПРОНЬКО: Причем, очень глубоко.

КАСЬЯНОВ: Поэтому я и говорю, что напряжение, даже в этой сфере сторонников Путина, растет, я не говорю уже о нас – я уже с декабря 2004 года являюсь оппозиционером идеологическим, политическим оппозиционером, а многие еще и прежде.

Я, работая в правительстве, не считал, что Путин ведет страну к разрушению, поскольку он поддерживал все реформы, которые проводили мы. И страна, по моему убеждению, двигалась в правильном направлении, несмотря на проблемы, которые уже существовали в некоторых вещах, включая давление на бизнес, арест Ходорковского, разгром "ЮКОСа", и так далее. Но это и послужило, в том числе, и накоплению тех проблем, которые привели меня к выводу, что невозможно дальше так существовать.

ПРОНЬКО: Давайте я сейчас объявлю результаты голосования, и мы начнем общаться так – я вам буду задавать один вопрос с сайта finam.fm, и один звонок, вот в таком режиме. А итоги следующие – на сайте finam.fm мы подучили следующий результат – 40% считают, что благоприятно для России сохранение того, что Владимир Путин останется в большой политике, но 60% считают, что для России более благоприятна ситуация, если он уйдет. То есть, 40 на 60. Это Интернет. Что касается SMS-голосования – 85% считают, что Владимир Путин должен уйти из большой политики, 15% – что он должен, и это благоприятно для страны, остаться в большой политике. Михаил Михайлович, короткий комментарий.

КАСЬЯНОВ: Вы видите, и книга, поэтому так называется – "Без Путина". Я же вам говорю, что многие жили раньше и живут сейчас, а в будущем мечтают просто жить без Путина.

Но, опять-таки, говоря о политическом пространстве, это необязательно, что Путину нужно уходить из политжизни, он должен просто свои политические пристрастия, свои политические установки и видение будущего доказать гражданам в свободной политической конкуренции, через свободную политическую борьбу, через свободные выборы. Если это будет, я думаю, что граждане будут правы, 15% – это будет...

ПРОНЬКО: В том числе, тогда и оппозицию придется признать, правомочность решения народа.

КАСЬЯНОВ: Абсолютно. Именно об этом мы и говорим. Необязательно, что мы придем к власти, но люди должны определить, кто же должен быть у власти, какой политический курс они хотят видеть, какую страну в будущем они хотят видеть.

ПРОНЬКО: Михаил Касьянов сегодня в "Реальном времени", 730-73-70 – телефон, finam.fm – сайт. Из Испании вопрос Михаилу Касьянову: "Уважаемый Михаил, по вашему мнению, сколько еще нужно времени, чтобы современная российская власть обанкротилась, – я вам цитирую в той же орфографии, как люди написали, – обанкротилась, ввиду своей экономической политики, и, вследствие чего мы, наконец-то, начали бы строить нормальное, правовое, экономически-продуманное государство?". То есть, Финадо Мендес вас спрашивает – каков временной лаг?

КАСЬЯНОВ: Если мы говорим об экономической политике, то здесь совершенно очевидно, я уже отметил и утверждаю, что сегодня состояние экономической стабильности находится в прямой зависимости от цены на нефть и, соответственно, на газ, основные доходы идут оттуда, и бизнес скукоживается все больше и больше. Люди, которые занимались малым бизнесом, закрывают свои предприятия, и все больше людей хотят уехать, кто не может уехать в Лондон, кто не может уехать в Германию или в США...

ПРОНЬКО: А таковых – большинство.

КАСЬЯНОВ: Уезжают уже в Чехию, Словакию, я знаю, а некоторые с самыми небольшими доходами, но могут и хотят уехать, уже думают, не уехать ли в Украину, смотрят, что там будет после 7 февраля. Поскольку, конечно, в стране нашей в этой ситуации уже стало жить тяжело, с точки зрения экономической и с точки зрения общественно-политической, гражданской, поскольку люди думают о будущем своих детей и видят, как складывается ситуация, и какое отношение гражданина и власти, начиная от учителя в школе с директором школы, не говоря уже о милиционере на улице, мы видим, что происходит, последний год особенно, страна отдана на откуп ментам. Они делают что хотят. Крупный бизнес контролирует высшая власть, а все остальное отдано на откуп ментам.

Сколько это может продолжаться? Поэтому я говорю, что темп возрастания недовольства, консолидация этого недовольства, зависит от того, как власть сможет выплачивать пенсии и заработные платы, поскольку сегодня власть опирается больше на эту категорию граждан.

ПРОНЬКО: То есть это основа получается?

КАСЬЯНОВ: Когда мы вспомнили о выборах в Москве, то подсчитали независимые социологи, что, если явку на выборы пересчитать в категории граждан, живущих в Москве, то получится, что вышли подневольные бюджетники и пенсионеры только. Никто из людей, которые чувствуют себя более-менее свободными от власти в своей бытовой, экономической жизни, никто на выборы не пошел, зная, что это не выборы. Кого заставили – тот пришел.

ПРОНЬКО: Идем дальше. Добрый вечер, вы в эфире, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Сергей.

ПРОНЬКО: Да, Сергей, слушаем вас.

СЛУШАТЕЛЬ: У меня вопрос к Михаилу Михайловичу. А он может сказать, каким образом можно управлять страной, кроме вот существующего... То есть, если взять Горбачева, так сказать, то –демократический, Ельцин – такой-то демократический, а кроме вертикали, может он сказать простым людям, как еще можно управлять страной, он же близко был. Путин не расскажет. Горбачев рассказывал, что безграничной властью распорядился он не очень правильно, а Михаил Михайлович может сказать, как?

ПРОНЬКО: Спасибо, Сергей.

КАСЬЯНОВ: Да, "он" – это я, я здесь, и говорю, что я могу сказать. Послушайте, у нас много очень примеров в Европе. Даже наши бывшие части Советского Союза, независимые государства уже идут по этому пути и нормально живут, и граждане довольны ими, несмотря на все проблемы в экономической сфере, которые имеются. Даже в странах Прибалтики, на Украине проблемы огромнейшие, но люди более-менее довольны, в сравнении с россиянами, потому что первое, что они чувствуют – личную свободу. Это главное, что нужно достичь, это личная свобода и ощущение достоинства, что власть уважает своих граждан.

Потом уже можно терпеть разные реформы, которые, конечно, нужно терпеть. Не бывает реформ, которые приносят счастье сразу всем. Но, в конечном итоге, приносят, конечно, благополучие. Если не приносят того результата, то меняется правительство, меняется власть, избирают других людей. Как управлять нашей страной? Очень просто. По этим механизмам, прописанным в Конституции. Нужны свободные выборы. По итогам свободных выборов формируется правительство, которое отображает приоритеты граждан, избравших своих депутатов в Государственную Думу.

ПРОНЬКО: И парламент становится местом для дискуссии.

КАСЬЯНОВ: Абсолютно.

ПРОНЬКО: Идем дальше, 730-73-70, finam.fm. Алло, здравствуйте, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, меня зовут Андрей. Михаил Михайлович, на самом деле, всегда вам симпатизировал, когда вы были у власти, приятно было на вас даже просто посмотреть, в хорошем смысле. Вопросов много, я вкратце скажу такие вещи, что, к сожалению, менталитет нашего народа, нашего государства таков, что любая смена... вот вы говорите "ломать вертикаль", это смена чиновников, по сути. Смена чиновников ведет за собой такую вещь, как "каждая метла метет по-своему". У нас в стране как? Меняется голова и сразу меняется весь штат, тащат своих – знакомых, родственников, которые профессионалы, непрофессионалы, и порой бывает второе – хуже первого.

ПРОНЬКО: То есть ломка вертикали может привести к усугублению ситуации в стране?

СЛУШАТЕЛЬ: Абсолютно верно. Учитывая именно наш менталитет, как правило, так оно всегда и бывает.

ПРОНЬКО: Спасибо, Андрей.

КАСЬЯНОВ: Я, прежде всего, говорю, что не надо ломать, она сломается сама. Как только мы начнем жить по Конституции, просто не будет этой возможности у вертикали существовать. Будет парламент, существующий в независимости от исполнительной власти, парламент будет формировать исполнительную власть вместе с президентом, в нашей стране так это сделано. И президент будет понимать, что, безусловно, в следующий раз его не изберут, а могут еще о нем плохо говорить.

ПРОНЬКО: То есть, власть должна быть зависима от народа? Просто прописная истина.

КАСЬЯНОВ: Да, абсолютно. Поэтому в этом контексте совершенно этот аргумент не является таким жестким, который препятствовал бы движению в эту сторону. Что касается чиновников, это не так, что надо сменить всех чиновников. Среди чиновничества настроения сегодня также негативные. Только вновь пришедшие чиновники для того, чтобы поживиться на своих местах, они, конечно, напрямую зависят от нынешней вертикали, и для них это чрезвычайная ситуация, если они покинут свои посты. А основная часть чиновников, конечно, это люди, которые хотят работать в этой ипостаси, они понимают, что такое государственная служба, они понимают, что они должны делать. И, если за ними есть общественный контроль, они будут вести себя лучше и работать будут лучше. И они должны, конечно, хорошо оплачиваться. Это тема достаточно понятная. Когда они ведут своих – это в любой стране происходит, тем более, если мы говорим о партийном правительстве или правительстве, сформированном по политическим приоритетам.

ПРОНЬКО: Тут надо посмотреть на администрацию Обамы.

КАСЬЯНОВ: Конечно, в правительство будут приглашаться те профессионалы, которые симпатизируют той или иной идеологии, той или иной партии, или той программе, с которой эта партия пришла к власти.

ПРОНЬКО: Я забыл про слушателей, которые на сайт finam.fm вам присылают вопросы. Михаил Михайлович, я теперь прошу вас быть лаконичным, и буду просить наших слушателей быть в режиме футбольного быстрого матча, венского вальса. Алексей спрашивает: "Кто вас спонсирует? ЦРУ?".

КАСЬЯНОВ: Нет, не ЦРУ, и никакие западные источники. Нашу партию в основном спонсируют малые и средние предприниматели в России, но не в Москве.

ПРОНЬКО: Нет, вы понимаете, хотелось бы, чтобы Касьянова финансировало Центральное разведывательное управление!

КАСЬЯНОВ: Мало денег, если хотите присоединиться к поддержке нашей партии, мы будем очень приветствовать такие решения.

ПРОНЬКО: Идем дальше, добрый вечер, алло? Здравствуйте, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Вячеслав меня зовут. Честно говоря, я хоть и не сторонник конкретно Касьянова, но мне приятно было сегодня послушать передачу. Думал я, слушать эту именно передачу или нет, скажу почему. Потому что, пожалуй, это, наверное, первый человек, который конкретно говорит о том, что существующая власть конкретно всех обманывает, и никогда сама от этого не уйдет. Потому что все ваши гости, они – если только о Медведеве, на околофутбольные темы, а здесь совершенно ясно и конкретно. И я с ним очень согласен в этом вопросе.

Другое дело, что меня интересует, виден ли хоть какой-то выход? Вот народное, как вы говорите, возмущение должно достигнуть пика, и каким будет этот свисток от чайника? Это будут массовые выходы людей на улицу, это попытка, можно сказать, гражданского переворота? И как мы будем бороться с внутренними войсками, когда мы выйдем все-таки с кирпичом на улицу? Потому что я других вариантов-то, в принципе, не вижу.

ПРОНЬКО: Спасибо, Вячеслав.

КАСЬЯНОВ: Ответ здесь простой. Действительно, есть два варианта – через революцию и через общественное давление заставить власть в рамках Конституции исполнить Конституцию. Поэтому наша партия, я лично, мы сторонники второго варианта, поэтому мы и призываем вас всех быстрее созревать, то, о чем вы сейчас говорите, как растет это недовольство.

ПРОНЬКО: Я думаю, что большинство граждан России категорически против каких-то революционных возмущений.

КАСЬЯНОВ: Конечно, мы уже устали от революций.

ПРОНЬКО: 20-го века нам, по-моему, хватило.

КАСЬЯНОВ: Да, если это будет революция, конечно, это уже будут не демократические преобразования, и не демократическое правительство будет у власти, поскольку людей, приверженцев демократических ценностей – 25-30%, которые понимают, что это такое, но хотели бы или присоединились бы к ним – больше половины, я уверен. Но мы не можем таким образом распоряжаться судьбой страны, поэтому мы должны заставить эту власть исполнить Конституцию.

ПРОНЬКО: Иван спрашивает: "Здравствуйте, Михаил Михайлович, как вы видите будущее России в ближайшие пять лет?" В общем-то, вы это обозначили, и я, почему зачитываю вопрос, там есть вторая часть: "И какое место вы отводите себе в этом будущем?"

КАСЬЯНОВ: Прежде всего, я вижу таким образом, что, если цена на нефть будет такой, какая она сейчас, то, видимо, созревание общественного мнения, такого давления недовольства, этот период будет более длительным, чем многим в России хотелось бы. Но, если она упадет даже до 50, а если до 40, то в течение двухлетнего периода, до 2012 года, ситуация изменится кардинальным образом. Уже через год у правительства нечем будет платить пенсии. Уже 17 миллиардов (объявлено вчера было) будет заимствовано на внешних рынках, а это означает, что...

ПРОНЬКО: По-моему, Кудрин сказал, что в течение пяти лет это будет продолжаться.

КАСЬЯНОВ: Это и означает, что 40-процентное увеличение пенсий, которое было объявлено Путиным, будет финансироваться за счет внешних заимствований. А если упадет цена на нефть, и рейтинг России в этой связи упадет, а он автоматически упадет, потому что мы от этого зависим, это означает, что деньги не будут давать или будут давать под 15%. Это означает, что эти молодые люди, эти предприниматели будут оплачивать сегодня популистские решения Путина. Не системные решения по пенсионной реформе, а популизм в преддверии выборов.

ПРОНЬКО: Алло, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло.

ПРОНЬКО: Да, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Я хотел задать вопрос – книжка называется "Без Путина" или "Бес Путина"?

ПРОНЬКО: "Без".

КАСЬЯНОВ: Слышим, слышим ваши такие...

СЛУШАТЕЛЬ: А еще у меня такой вопрос. Постольку поскольку уважаемый ваш собеседник, наш бывший премьер-министр был, так сказать, при регалиях властных, можно ли у него спросить тогда, существует ли возможность у чиновников самого высокого разряда, типа Президент, премьер-министр и ближайшие министры, использовать государственные возможности для личного обогащения, и если да, то как? Это первый вопрос. И второй вопрос – действует ли, по его мнению, нынешняя власть в рамках национального государства, в частности, русского народа? Если нет, то кто бы мог стоять выше? То есть, заканчивается ли это пресловутой вертикалью, тем человеком, о котором последнее время так много говорят?

ПРОНЬКО: Спасибо.

КАСЬЯНОВ: Прежде всего, о личном обогащении, вы знаете, я думаю, что человек с такой целью, везде, что называется, я не буду приводить наши поговорки российские на эту тему, везде найдет способ что-то такое делать. Для того чтобы все были уверены, что такого не происходит, для этого нужен общественный контроль. Для этого нужно исполнять Конституцию, после чего разрушится автоматически вертикаль, и тогда общественное мнение будет контролировать все процессы, включая заработки высших чиновников, включая заработки Президента и премьера, которые уже не чиновники, это уже высшие должностные конституционные лица. И даже они могут контролироваться через общественное мнение, через общественный контроль. Поэтому вопрос – исключительно в свободе общественно-политической деятельности и в свободе средств массовой информации.

Что касается второй части вопроса, работает ли нынешняя власть на благо будущего страны? Утверждаю, что тот политический курс, который эта власть проводит, работает против долгосрочных национальных интересов Российской Федерации. А вполне возможно, что даже и ведет к распаду России, если это будет продолжаться, как происходит это дело сегодня.

ПРОНЬКО: Вот я призову всех, если вы будете лаконичными, то тогда пару звонков мы еще успеем принять. Добрый вечер, алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло.

ПРОНЬКО: Да, здравствуйте, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Александр.

ПРОНЬКО: Коротко, Александр.

СЛУШАТЕЛЬ: У меня такой вопрос. Многое говорилось о свободных выборах. А что может быть индикатором того, что выборы были свободными?

КАСЬЯНОВ: Прежде всего, выборы – это не день голосования, это, примерно, трехмесячный процесс. Это означает, что, изначально, нужно допустить все партии, или зарегистрировать все партии, идет автоматический доступ к выборам, без всяких подписей, безо всего. Раз партия создана людьми, она должна и может участвовать в выборах. И поэтому – равные условия доступа к средствам массовой информации, в первую очередь, к электронным, равное правовое регулирование по разрешению разных споров, которые будут возникать всегда в этот период времени.

И третье, безусловно, это избирательные комиссии, чтобы люди понимали, что их представители – это не назначенные властью люди, а представители любых партий, любых общественных организаций, и они формируют и являются членами комиссии.

И, конечно, наблюдатели, включая международных. А внутри России любая общественная организация имеет право назначить своего наблюдателя за процессом прохождения этих выборов в предвыборный период и в преддверие дня голосования, и, конечно, когда идет подсчет голосов.

ПРОНЬКО: И на правах автора и ведущего программы, последний мой вопрос. Михаил Михайлович, только не воспринимайте это как обиду. Смотрите, книги обычно пишут, когда подбивают черту под определенным своим жизненным путем, то есть это биографии, жизненный путь и так далее. В книге Михаила Касьянова "Без Путина" есть жизненное ваше описание, как вы шли во власть, как вы достигли определенных высот, как вы ушли из власти, действительно, интересный диалог с Евгением Киселевым. Книга эта подвела черту или мы можем поставить многоточие под вашей личной политической карьерой?

КАСЬЯНОВ: Ну, конечно, многоточие. Когда я вначале там о себе – это чисто для того, чтобы люди знали, откуда я вырос, только для этого, никакого более подробного описания нет. Если кто-то интересуется, он может узнать и без этого. Потом, это не мемуары никакие.

ПРОНЬКО: Это размышления.

КАСЬЯНОВ: Это мои политические оценки тех или иных событий, тех или иных решений, которые принимались Ельциным, Путиным, мною, другими людьми – министрами и премьер-министрами в нашей стране, для того, чтобы гражданам было проще понять, что происходит сегодня, что происходило тогда. На основе этого многие из нас поймут, к чему же этот курс может привести.

ПРОНЬКО: Ну, успехов вам! Если на этом мы не ставим точку, а многоточие.

КАСЬЯНОВ: Спасибо. Большое спасибо.

ПРОНЬКО: Михаил Касьянов, экс-премьер-министр России, лидер Народно-демократического союза, был сегодня в "Реальном времени".

Версия для печати    Материалы этой же даты    К списку

Запуск кампании "Волна перемен" ФОТО (11 декабря 2015) Запустим волну перемен вместе! ВИДЕО (11 декабря 2015) Выступление М.Касьянова на съезде ПАРНАС (5 июля 2015)
Международная конференция "Кризис в отношениях России и ЕС: причины и пути преодоления" (12 декабря 2014) Конференция РПР-ПАРНАС о ситуации в стране и политической повестке для демократической оппозиции (15 ноября 2014) Заседание "Круглого стола 12 декабря" (12 декабря 2013)
Международная конференция "Россия и ЕС в глобальном мире сегодня" Митинг свободы (22 августа 2013) Марш в поддержку политзаключенных (13 июня 2013)

Основные темы

Все темы

Архив

Ноябрь 2019
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30
 
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс