"Путин держит в руках последние карты и повышает ставки"

Михаил Касьянов в эксклюзивном интервью чешской газете "Лидове новини" о том, готов ли Путин применить ядерное оружие в Украине, о последствиях мобилизации, о том, что приведет к краху путинский режим и возможна ли демократия в России.

Прошло почти восемь месяцев с тех пор, как российская армия вторглась в Украину. В каком состоянии находится Россия сегодня?

Действия российского правительства указывают на то, что ситуация абсолютно отличается от той, которую оно ожидало в начале этой жестокой войны. Надежды на то, что это будет трехдневная операция, или трехнедельная операция, или даже, на худой конец, трехмесячная операция, не оправдались. Война продолжается уже почти восемь месяцев. Результат, которого ожидали в Кремле, не наступил. Путин держит в руках последние карты и повышает ставки.

Что остается Путину?

Путин сталкивается с тремя факторами. Первый — это поставки оружия украинской армии. Благодаря современному оружию Украина может не только защищаться, но и вести наступление, как это было в Харьковской области, как это происходит, в Херсонской области.

 Второй фактор — это мобилизация. В России в связи с этой непопулярной мерой растет социальная напряженность. Люди, которые поддерживали Путина или были нейтральны по отношению к нему, пересматривают свои позиции.Мобилизация коснулась практически каждой российской семьи. Люди уезжают за границу, кто куда только может. Особенно в Казахстан, Грузию и Армению. Но также и в Турцию, и в Монголию. Люди не хотят воевать, это точно.Существует внутреннее напряжение и переоценка отношений к Путину и войне. Не только среди простых людей, но и среди элиты. В правительственных элитах идут споры о ситуации на украинском фронте. Единство, ура-патриотизм сошли на нет.

Третий фактор — это эффект санкций. Они не оказывают того влияния, который первоначально ожидался, когда почти все экономисты прогнозировали, что ВВП России упадет на 10-11 процентов в годовом исчислении. Санкции вводились медленнее, чем ожидалось, и они еще полностью себя не проявили. В частности, запрет на поставки российской нефти на европейский рынок пока никак себя не проявил. Российские экономисты, однако, предполагают, что в первом квартале следующего года российская экономика столкнется со сложным воздействием санкций.В России уже ощущается нехватка комплектующих, в том числе для производства оружия, не говоря уже о комплектующих для товаров народного потребления.

Я считаю, что под влиянием этих трех факторов ситуация переломится через два-три месяца.

Вы упомянули мобилизацию, которую Владимир Путин объявил в конце сентября. Что вы о ней думаете?

Мобилизация — это очень непопулярное решение, и я считаю, что Путин знал об этом, но у него не было другого выбора.

Почему у него не было другого выбора?

Путин не ожидал такого ожесточенного сопротивления от защитников Украины. Кремль не ожидал, что украинцы будут так самоотверженно защищать свою независимость. Путин верил, что большинство украинцев приветствовали бы его оккупацию. Этого не произошло. Очевидно, он получил неверную информацию.Теперь понятно, что украинцы могут эффективно сражаться. Западные страны консолидировались и обеспечивают Украину значительными поставками оружия. Сначала это было старое советское, которое осталось во многих странах, включая Чехию, Словакию, Польшу и Болгарию, теперь Украина также получает новое, современное оружие из США, Великобритании и Германии. Украинские солдаты обучаются обращению с этим оружием.

К концу этого года, максимум через два-три месяца, украинская армия по уровню вооружения будет на уровне российской армии. В таком состоянии Путин не сможет удержать оккупированные украинские территории, и более того, он не сможет атаковать без многочисленных человеческих сил. Поэтому тактикой последних нескольких месяцев были артиллерийские удары без наступлении солдат. После мобилизации Кремль надеется, что эта ситуация изменится.

Но ничего не изменится. Мобилизация должна решить проблему нехватки человеческой силы в армии, но моральный дух мобилизованных россиян низок. Они не хотят воевать, не хотят убивать украинцев, но они получают в руки оружие. Что эти люди будут завтра делать с этим оружием никто не знает.15 октября произошел инцидент. На военном полигоне, по официальным данным, были расстреляны 11 человек. Можно ожидать, что подобные инциденты будут происходить и в будущем.

Украинское наступление будет медленно, но верно продолжаться, мобилизационные ресурсы не смогут покрыть нехватку войск, поэтому у Путина в руках остаётся только последняя карта: угроза применения ядерного оружия.

Готов ли Путин нажать "красную кнопку"?

Я не думаю, что Путин способен на это. Он получил публичные предупреждения как от США, так и от Европы о том, что применение ядерного оружия в Украине приведет к жесткому, разрушительному неядерному ответу. Это имело бы катастрофические последствия для российских военных. Путин — не армейский генерал. Он не планирует умирать на поле боя за свою правду. Он офицер КГБ. КГБ специализировался на провокациях. Путин хочет спровоцировать и убежать, чтобы ответственность возложили на кого-то другого. Он не планирует взрывать ядерную бомбу. Вспомните, как он вел себя во время пандемии ковида. Путин встречал своих гостей за длинным столом. То есть он боялся даже заболеть. Так что ясно, что он не хочет погибнуть в результате ответного военного удара. Поэтому я думаю, что спекуляции, связанные с ядерным оружием — это просто риторика, блеф. Но его гнев и злость, которая кипит в нем, проявятся на украинском поле боя и в нападениях на украинскую гражданскую инфраструктуру. Путин не оставляет места для маневра и продолжает свою агрессию. Но у него больше нет туза в рукаве.

Мобилизация непопулярна, россияне обеспокоены санкциями, победа в войне не за горами, что удерживает путинский режим у власти?

Путинский режим держистся засчет страха. Экономика не так слаба, как может показаться. Прежде всего, он держится засчет страха. Народ России запуган. Поэтому никаких протестов нет. Люди просто боятся. Мы знаем, что при диктаторских режимах народ никогда не свергал своих диктаторов. Диктаторы теряли власть из-за военного поражения. Затем происходит раскол элит и внутренняя ситуация при этом радикально меняется. Свержение диктаторских режимов снизу практически невозможно.

За последние десять-пятнадцать лет Путин построил систему, которая полностью подавила гражданские движения и оппозицию в стране. Многие оппоненты режима оказались в тюрьме, другие были вынуждены эмигрировать. Протест сегодня минимален. Но военное поражение не за горами. По крайней мере, я так думаю. Следовательно, ситуация в России изменится.

Вы упомянули военное поражение. Что это значит? Что Украина вернет себе все территории, которые у нее были до 2014 года?

Это цель Украины, которую поддерживает весь мир. Мир уже понимает, кто такой Путин, и даже те лидеры, которые хотели договориться с ним о компромиссе, от этого отказались. Поэтому сейчас Запад полностью солидарен с Киевом в том, что Украина должна восстановить свою территориальную целостность. Поражение Путина наступит не сразу. Но ясно, что будет прекращение боевых действий и вывод всех войск с украинской территории. Я думаю, что это неизбежно.

Есть ли у вас ответ на вопрос, зачем Путину нужны недавно аннексированные украинские территории — Херсонская область, Запорожская область, Донецк и Луганск?

Ответ прост. Когда в 2014 году произошла аннексия Крыма, я считал, что война в Донецкой и Луганской областях, была своего рода способом ведения Путиным переговоров с Западом, чтобы Украина и весь мир смирились с аннексией Крыма. Прошло восемь лет, никто ничего не признал. Путин был недоволен сложившейся ситуацией. Крым — чрезвычайно чувствительный вопрос для Путина. Он был уверен в том, что не только большинство россиян, но и весь мир примут его аргументы, признают Крым российским, и он станет «собирателем земель русских». 

Для того чтобы Крым жил нормально, он построил Керченский мост. Но этого оказалось недостаточно. Крым нуждается в воде. Для этого нужна вода из украинского Днепра. Как это было во времена Советского Союза. Ей нужен сухопутный коридор для снабжения Крыма. И часть Запорожской области и Херсонской области являются частью этого коридора.

Конечно, если бы Украина не сопротивлялась, Путин пошел бы дальше, в Одессу и Приднестровье. Он хотел полностью отрезать Украину от выхода к морю. А также свергнуть правительство в Киеве. У него ничего не получилось. Он не достигает даже минимальной цели: полной оккупации Донецкой и Луганской областей. Значительная часть этих территорий контролируется украинской армией.

Все планы Путина провалились. Сейчас он думает только об одном: как избежать проигрыша. Чтобы избежать этого, она прилагает усилия для создания раскола в Европейском союзе. Главное, что может спасти Путина, — это то, что западные страны устанут и перестанут оказывать финансовую помощь Украине. Это около 5 миллиардов евро в месяц. До конца года деньги будут перечислаться Украине. Средства на следующий год еще не выделены. Мы видим, что в различных европейских странах праворадикалы побеждают на парламентских выборах. В других государствах социальная ситуация нестабильна. В Чешской Республике также недавно состоялось несколько пророссийских демонстраций.

Это главный инструмент Путина. Выдержать давление и добиться раскола на Западе. Существуют различные проблемы с газопроводами. Цель одна: подстрекать народ Европейского Союза к протесту и заставить их правительства прекратить поддерживать Украину в защите ее территории.

Почему Путин так хочет Крым и другие украинские территории? Это реваншизм Путина? Хочет ли он обратить вспять "величайшую геополитическую катастрофу", как он назвал распад Советского Союза?

Путин хотел бы восстановить Советский Союз. Если его на Украине не остановят, он пойдет дальше. После Украины настала бы очередь Приднестровья, а вместе с ним и всей Молдовы. И затем Путин тестировал бы статью 5 Североатлантического договора в странах Балтии. К счастью, его остановили в Украине, и я надеюсь, окончательно.

Это поражение приведет к смене режима. Демократия не победит сразу. Сначала Россией будет править непонятное переходное правительство, которое пробудет максимум два года. И тогда в России пройдут настоящие демократические выборы, и страна вновь встанет на путь демократического развития.

Это означает, что вы верите, что демократия в России возможна?

Я убежден в этом. Я категорически не согласен с мнениями, которые озвучиваются не только в Украине, но и в западных странах, о том, что у русских в генетическом коде заложен экспансионизм, милитаризм, что они неисправимы. Я с этим не согласен. 

Есть несколько примеров из прошлого века, как тоталитарные режимы исчезали, и страны становились демократическими — Италия, Испания, Португалия, Греция, не говоря уже о Германии. У этих стран был свой шанс. У России тоже был свой шанс в 1991 году, но она не смогла им в полной мере воспользоваться. Но я убежден, что в ближайшем будущем мы сможем воспользоваться возможностью, которую история снова предоставит нам.

Back